Государство Израиль

Страна, где организационно-правовая модель регулирования информационного пространства интересна как в силу особенностей правовой системы, так и в силу вовлеченности граждан и коммерческих структур в развитие интернет-пространства, что стало основой для законодательных и исполнительных новаций.

 

Введение. Особенности правовой системы Государства Израиль

В рамках исследования правового регулирования сети ИКТ «Интернет» (далее — сеть «Интернет») в Государстве Израиль (далее — Израиль) целесообразно учесть особенности правовой системы Израиля, которые отражаются в организационно-правовом регулировании сети «Интернет» на его территории.

В настоящее время не существует единого подхода к тому, принадлежит ли израильская правовая система к одной или другой правовой семье. С одной стороны, Израиль имеет признаки теократического государства, и поэтому его правовая система основана на религиозных ценностях; с другой стороны, законы Османской империи оказали доминирующее влияние на правовую систему Израиля. В то же время израильская правовая система формально принадлежит к общей семье англосаксонского права.

В этом отношении наиболее целесообразно классифицировать израильскую правовую систему как смешанную, сочетающую в себе черты романо-германского (гражданского) права и англосаксонского права. Кроме того, существуют две системы религиозного права, еврейская и мусульманская, которые применяются к членам соответствующих конфессий.

Сразу же после провозглашения Государства Израиль (1948 год) было решено, что любой закон, действовавший на тот момент, будет иметь силу, если он не противоречит Декларации независимости или законам, принятым Кнессетом (в буквальном переводе с иврита — «Ассамблея»), однопалатным представительным и законодательным органом Государства Израиль, который является его парламентом. Кнессет состоит из 120 членов, избираемых по партийным спискам).

Поэтому в нем сохранились законы Османской империи, многие законы британского общего права, элементы еврейского религиозного права и некоторые другие.

Самым последним периодом в развитии израильской правовой системы является законодательство после 1948 года, которое было разработано израильскими судами.

В настоящее время источниками права в Израиле являются законы, нормативные акты различных видов, прецедентное право, обычное право, правовая доктрина (включая религиозную доктрину), а также еврейские и мусульманские священные книги.

Среди источников права основные законы имеют приоритет над конституцией и регулируют такие основные вопросы, как функции президента, Кнессета, правительства и генерального аудитора, судов, свободы предпринимательства, защиты человеческого достоинства и свободы личности, а также интернета. Примат Основных законов над обычными законами был подтвержден в 1955 году, когда Верховный суд получил право проверять, не противоречат ли законы, принятые Кнессетом, Основным законам.

Юриспруденция в Израиле является типичным примером права стран, следующих английской традиции общего права. Закон о судоустройстве 1957 года устанавливает, что суд руководствуется судебным прецедентом, созданным вышестоящим судом. Судебный прецедент заслуживает особого внимания при разрешении нестандартных ситуаций, в частности, при регулировании Интернета. Судьи прибегают к этому упражнению, часто под видом интерпретации, в формулировках, касающихся фундаментальных конституционных принципов (особенно в отношении свободы личности в интернете). За годы своего существования Израиль выработал особую судебную практику, основанную на решениях Верховного суда, утверждающих гражданские права — свободу слова (включая пользование Интернетом), собраний, религии и равенство всех перед законом — в качестве основных ценностей израильской правовой системы.

С 1948 года английские судебные прецеденты не применяются в Израиле. В настоящее время суды ссылаются на прецедентное право США, а не на английское прецедентное право, которым руководствуется и Верховный суд Израиля. Иногда встречаются ссылки на решения по аналогичным делам, вынесенные судами Канады, Австралии, Германии и Франции.

Обычаи стали источником израильского права либо в силу прямого упоминания в законе, либо в силу многолетней практики. Таким образом, ряд обычаев (ноахим), принятых по всему Израилю, имеют такую же юридическую силу, как и законодательные акты.

Основным источником еврейского религиозного права является Талмуд, свод еврейских религиозных, бытовых и правовых предписаний, составленный в III веке до н.э. — V в. н.э. и, в свою очередь, основана на Торе (Пяти книгах Моисея).

Международные соглашения служат важным источником израильского права. Международное право, одобренное большинством государств и не противоречащее законам, принятым парламентом, считается действующим законом в Израиле. Соответственно, в 2018 году Израиль совместно с Великобританией выступил с инициативой по внедрению механизмов борьбы с нарушениями интеллектуальной собственности в Интернете на сессии Консультативного комитета по правоприменению Всемирной организации интеллектуальной собственности.

На содержание израильских законов также оказало значительное влияние континентальное европейское право. Большая часть регулирования Интернета основана на европейских правовых системах, в частности, на израильском Законе о конфиденциальности, израильском Законе о регулировании безопасности в государственных органах.

Таким образом, принципы общего права имеют отношение к содержанию текущего регулирования интернета в Израиле, а правовые традиции общего права продолжают влиять на стиль и методы законотворчества в Израиле.

Цензура в Израиле ограничена областью предотвращения преступлений. Особое внимание уделяется свободе выражения мнений граждан, реализуя модель «что не запрещено, то разрешено». Однако с 2017 года вступил в силу Закон о полномочиях по предотвращению преступлений через веб-сайты, согласно которому суды могут приказывать интернет-провайдерам блокировать сайты террористических группировок, незаконных азартных онлайн-игр, услуг проституции и продажи наркотиков.

Судебная система Израиля, согласно Закону о судоустройстве 1984 года, состоит из светских и религиозных судов. Светская судебная система включает магистратские суды, окружные суды, Верховные суды и специальные суды.

Мировой суд работает в составе одного судьи. В 1990-х годах их полномочия были значительно расширены за счет передачи в их юрисдикцию части полномочий окружных судов. Мировые суды рассматривают уголовные дела (включая интернет-преступления), срок наказания за которые не превышает 7 лет, гражданские дела и семейные дела.

Районный суд (1 или 3 судьи) рассматривает апелляции на решения мирового суда и более серьезные гражданские и уголовные дела. Районные суды также рассматривают коммерческие споры (включая работу Интернета), банкротства, жалобы заключенных, налоговые апелляции и регистрацию кандидатов на парламентских выборах.

Верховный суд Израиля, или «Высший суд справедливости», является высшим судебным органом, решения которого обязательны не только для всех судебных органов, но и для исполнительной и законодательной власти. Верховный суд состоит из 12 судей. Председатель Верховного суда возглавляет всю судебную систему Израиля. Верховный суд является последней апелляционной инстанцией по уголовным, гражданским, дисциплинарным и избирательным делам; в интересах правосудия он имеет право вмешиваться в судебные процессы, освобождать незаконно арестованных или невинно осужденных; в качестве «Верховного суда справедливости» он рассматривает жалобы и апелляции на правительство, его учреждения и должностных лиц, являясь судом первой и последней инстанции. Верховный суд также решает юрисдикционные споры между нижестоящими гражданскими и религиозными судами.

Специальные суды (в каждом из них один судья) — это органы со строго определенной юрисдикцией: транспортные, трудовые, военные, муниципальные, административные, по делам несовершеннолетних.

Поскольку в Израиле нет официальной конституции, отсутствует и институт конституционного контроля в его классической форме. Его отдельные функции выполняет Верховный суд, который является главным органом по защите прав и свобод человека. Верховный суд не имеет права признавать недействительными законы Кнессета, но он может признать недействительными административные правила и постановления правительства и местных органов на основании того, что они незаконны. С 1955 года Верховный суд имеет право определять, являются ли законы, принятые Кнессетом, несовместимыми с основными законами государства.

Статистические сведения, характеризующие особенности использования гражданами Израиля сети «Интернет»

В Израиле существует две инфраструктуры проводного доступа в Интернет: телефонная и кабельная. Телефонная инфраструктура обеспечивает коммутируемый доступ через ISDN и ADSL. Оптическая система Bezeq Beinleumi (Bezeq International) — JONAH — кабель, соединяющий Тель-Авив и Бари (Итальянская Республика), работает с января 2012 года. Система принадлежит израильской компании Bezeq International и представляет собой подводный кабель протяженностью 2 300 км, который продолжается по наземному кабелю Interoute в города Европы. Для подключения к оптической системе Bezeq Beinleumi — JONAH, чтобы работать в стране в качестве интернет-провайдера, необходимо получить соответствующую лицензию в Министерстве связи Израиля.

Читайте также  Аренда авто в Израиле

В сентябре 2020 года правительство Израиля утвердило новую модель создания волоконно-оптической интернет-сети, которая в течение нескольких лет позволит подключить большинство населения страны к высокоскоростному интернету.

Решение правительства было обусловлено неспособностью операторов связи выполнить требования Министерства связи Израиля. В настоящее время Министерство связи Израиля требует от операторов связи провести оптоволоконный интернет во все населенные пункты страны, а подключение 60% населения рассчитано на 10 лет. Сложность подключения остальной части населения обусловлена стоимостью услуг подключения в некоторых «нерентабельных» регионах.

Для обеспечения отдаленных и малонаселенных районов оптоволоконным интернетом будет создан специальный фонд, в который израильские операторы связи будут отчислять 0,5% от своих доходов. Средства будут использованы, в первую очередь, для установки оптоволоконного интернета в приграничных районах штата.

Мобильные сети пятого поколения (5G) в настоящее время не работают в Израиле. Летом 2019 года Министерство связи Израиля объявило о создании нового тендерного комитета, который должен дать свои рекомендации по распределению радиочастот пятого поколения. Предполагалось, что характеристики и производительность мобильной инфраструктуры должны меняться под воздействием технологического развития для удовлетворения потребностей рынка. Поэтому необходимо было выделить радиочастоты для увеличения пропускной способности. В то же время эта инициатива не могла быть реализована из-за ряда трудностей, в частности, нежелания израильских операторов связи приобретать радиочастоты по цене, установленной Министерством связи Израиля.

4 августа 2020 года Министерство связи Израиля объявило тендер на распределение частот связи пятого поколения. За лицензии борются три группы операторов — Partner вместе с HOT mobile, Cellcom вместе с Golan Telecom и Exphone, а также Pelephone, который участвует в конкурсе самостоятельно. Однако представители Министерства связи Израиля считают, что после того, как операторы смогут приступить к строительству инфраструктуры сетей пятого поколения, компаниям потребуется еще как минимум полтора года, чтобы достичь уровня стабильного, повседневного обслуживания интернет-пользователей.

Несмотря на такие инфраструктурные ограничения, Израиль является одной из ведущих стран мира по популярности интернет-услуг среди граждан, а также по доле бизнеса в интернет-активности.

Согласно отчету, опубликованному американской компанией по исследованию рынка comScore, жители Израиля проводят в социальных сетях в среднем одиннадцать часов в день, что почти в два раза превышает среднемировой показатель (шесть часов) и опережает такие страны, как Великобритания (семь часов) и США (семь часов).

comScore ссылается на статистику StatCounter Global Stats, которая показывает, что около восьмидесяти пяти процентов израильских интернет-пользователей регулярно пользуются социальной сетью Facebook, семь процентов регулярно пользуются YouTube и только один процент — Instagram.

Рисунок 1 «Использование социальных сетей гражданами Израиля с сентября 2019 года по август 2020 года».

Другие исследования показывают результаты, схожие с выводами Stat Counter. Например, согласно недавнему исследованию, проведенному Pew Research Center, Израиль занимает седьмое место в мире: около 68 процентов всех израильских пользователей Интернета активны в социальных сетях.

В то же время, сайт statista.com провел исследование, которое определило перспективы вовлеченности израильских граждан в онлайновые социальные сети. Если в 2017 году 72,28% граждан Израиля пользовались одной и/или несколькими социальными сетями из вышеуказанного списка, то к 2025 году эта доля, как ожидается, увеличится до 82,04%.

Рисунок 2 «Процент граждан Израиля, использующих социальные сети в период с 2017 по 2020 год и прогнозируемый процент к 2025 году»

В исследовании сообщается, что хотя социальные сети — относительно новая технология и получили широкое распространение в начале десятилетия, они уже успели оказать влияние не только на граждан Израиля, но и на людей во всем мире, и в ближайшие годы их популярность будет только расти.

Широкая популярность социальных сетей среди израильских граждан является не только предметом социологических исследований, но и фактором вовлечения бизнеса в онлайн-технологии.

В настоящее время в Израиле самая высокая концентрация интернет-стартапов на душу населения в мире. В 2014 году израильские стартапы установили рекорд по сбору средств, собрав $3,4 млрд, что на 46% больше, чем в 2013 году. В 2015 году рынок вырос еще на 30%, всего за год было заключено 708 сделок, в проекты инвестировано $4,43 млрд.

На сектор информационных технологий приходится около 2,4% ВВП Израиля. В 2013 году объем ИТ-рынка Израиля составил $22,6 млрд. и до 2018 года рос в среднем на 4,8% в год. По данным исследования Института поддержки и экспорта индустрии ИКТ (Росинфокоминвест), каждая пятая высокотехнологичная компания, зарегистрированная сегодня на Нью-Йоркской фондовой бирже NASDAQ, является израильской или бывшей израильской, 80 израильских компаний, зарегистрированных в Нью-Йорке, принадлежат государству (по словам вице-президента NASDAQ Брюса Ауста на 16-м Инвестиционном конгрессе Оппенгеймера в Тель-Авиве). На NASDAQ котируется больше израильских компаний, чем все европейские компании вместе взятые.

По мнению исследователей Росинфокоминвеста, толчком к активному развитию ИТ-индустрии в Израиле послужило эмбарго, наложенное в 1970-х годах на поставки оружия и военных технологий из Франции (до Шестидневной войны 1967 года. Франция была главным поставщиком оружия Израилю. В 1967 году президент Франции Шарль де Голль осудил нападение Израиля на соседние арабские страны и ввел эмбарго на поставки французского оружия в Израиль. С этой целью под руководством Министерства национальной обороны страны был создан научно-исследовательский институт RAFAEL. В его основные задачи входили модернизация, разработка и производство новых вооружений и военных технологий. Для работы в организации были набраны разработчики с научными степенями. RAFAEL также оплачивала учебные курсы для своих сотрудников и организовывала лекции специалистов из ведущих ИТ-университетов. Именно этот институт стал пионером в разработке и использовании информационных технологий для производства нового оружия и военной техники и стал первым прототипом промышленного парка в Израиле.

Одним из наиболее значимых факторов популярности интернет-технологий в стране и успеха Израиля на рынке информационных технологий стала израильская система образования, которая значительно облегчила подготовку технических и инженерных кадров и компьютерных ученых, а также упростила для студентов, а затем и для учащихся проведение исследований и разработок. Этому способствовало качественное развитие специализированных университетов и наличие технического персонала — иммигрантов, которые смогли наполнить систему образования необходимыми специалистами. Наука в целом играет очень важную роль в Израиле, о чем свидетельствует тесное взаимодействие бизнеса с научным сообществом и способность продолжать и применять исследования на практике в своей работе.

Общие сведения о законодательном регулировании сети «Интернет»

Регулирование Интернета в Израиле отражает особенности израильской правовой системы и институциональной структуры государства. Поскольку в стране нет официальной конституции, общие принципы регулирования Интернета содержатся в отраслевых постановлениях, в зависимости от предмета их регулирования. В этой связи целесообразно провести структурированный анализ регулирования Интернета, выделив соответствующие правоотношения по объекту и методу.

3.1 Законодательное регулирование сети «Интернет» в уголовно-правовой сфере. Борьба с терроризмом в сети «Интернет»

В Израиле вопрос о полномочиях следственных органов проводить расследования с целью сбора цифровых доказательств в Интернете, как по общим уголовным делам, так и по делам, связанным с терроризмом, регулируется Законом о компьютерах 1995 года, который устанавливает ряд конкретных полномочий следственных органов по сбору доказательств в Интернете. Закон о компьютерах также предусматривает, что изъятие информации, которой обмениваются соответствующие компьютеры, рассматривается как форма «перехвата», что позволяет следственным органам получить судебное или, в срочных и исключительных случаях, административное разрешение на получение данных, передаваемых во время обмена информацией между компьютерами.

Читайте также  Достопримечательности Дербента

Следует отметить, что основное понятие информационного права, понятие «информация» в Израиле, точно определено в Законе о компьютерах, согласно которому информация — это данные, знаки, символы, за исключением программного обеспечения, которые представлены на машиночитаемом языке и которые хранятся в компьютере или другом объекте памяти, при условии, что данные, знаки, символы не предназначены для использования исключительно в целях эксплуатации компьютера.

Закон также устанавливает термин «кибератака», который означает преднамеренное использование компьютерных сетей в качестве средства причинения вреда объекту атаки. Кибератаки обычно направлены на нарушение нормального функционирования инфраструктуры, такой как компьютерные системы, серверы или базовая инфраструктура предприятий, посредством использования компьютерных вирусов, вредоносных программ или других средств несанкционированного или злонамеренного доступа.

Кибератаки могут иметь признаки террористического акта, в частности, их основной мотивацией является желание вселить страх в граждан для достижения политических или социальных целей. Примером может служить кибератака, совершенная в Израиле в январе 2012 года, целью которой стали сайты Тель-Авивской фондовой биржи и национальной авиакомпании, что привело к несанкционированному раскрытию данных кредитных карт и банковских реквизитов тысяч израильских граждан.

В 2007 году в Израиле был принят Закон о коммуникационных данных. Целью законодательства является регулирование обычной практики сбора данных, не связанной с содержанием информации, предоставляемой операторами кабельных и мобильных сетей и интернет-провайдерами. Закон не распространяется на интернет-провайдеров, предоставляющих другие виды услуг, такие как хранение информации, обмен информацией, электронная почта, социальные сети и тому подобное.

Закон о передаче данных определяет «коммуникационные данные» как «данные о местоположении, идентификационные данные пользователя и данные о трафике» (доступ к таким данным следственных органов также регулируется Законом о компьютерах). Закон о передаче данных устанавливает три способа, с помощью которых правоохранительные органы могут получить доступ к коммуникационным данным. Во-первых, согласно разделу 3 Закона о передаче данных, полиция, а также другие правоохранительные органы могут обратиться в суд за разрешением на получение коммуникационных данных для спасения или защиты человеческой жизни; для обнаружения, расследования или предотвращения преступления; или для задержания и преследования преступника или ареста его имущества в соответствии с законом. Однако термин «преступление» определяется широко и включает не только уголовные преступления, но и проступки, что вызвало резкую критику со стороны активистов и правозащитников, защищающих право граждан на неприкосновенность частной жизни. Статья 3(g) Закона о передаче данных гласит, что «в своем решении и при определении периода доступа к коммуникационным данным суд должен учитывать, среди прочего, степень нарушения неприкосновенности частной жизни, тяжесть преступления и тип запрашиваемых коммуникационных данных».

С 2017 года в Израиле действует Закон о полномочиях по предотвращению преступлений через веб-сайты, согласно которому суды могут приказать интернет-провайдерам блокировать веб-сайты террористических групп, незаконных азартных онлайн-игр, услуг проституции и продажи наркотиков. По мнению законодательного органа, эти полномочия предоставят полиции необходимые инструменты для борьбы с преступниками, действующими в Интернете. Ордер может быть выдан только в том случае, если необходимо остановить преступную деятельность, осуществляемую через Интернет, или предотвратить ознакомление пользователя с информацией, которая может подтолкнуть его к совершению преступления, или если сайт принадлежит террористической организации. Закон распространяется только на интернет-провайдеров, которые лицензированы Министерством связи. Оно не распространяется на поставщиков услуг по хранению данных или управлению контентом, работающих в Израиле, поскольку этим компаниям не требуется лицензия Министерства.

3.2 Сведения о цензуре в Израиле. Особенности регулирования СМИ

Помимо специфики уголовного права, Закон о полномочиях по предотвращению нарушений через сайты затрагивает регулирование свободы слова, основной задачей которого в плане регулирования является нахождение баланса между интересами государства в защите граждан и заявленным израильскими властями принципом свободы слова. Верховный суд Израиля постановил, что защита выражения мнения распространяется на все формы выражения и содержание такого выражения, и включает свободу прессы, политических лозунгов и распространения информации в интернете. Следовательно, этот принцип распространяется и на публикации в социальных сетях. Однако свобода выражения мнений не является абсолютной и может быть ограничена в определенных обстоятельствах, когда «почти наверняка», что выражение мнений может нанести «реальный вред» общественной безопасности. Право на свободу выражения мнения также может быть ограничено в обстоятельствах, когда оно противоречит праву на человеческое достоинство, защищенному основными законами. Кроме того, речь может быть ограничена в соответствии с законодательными положениями, содержащими запреты на подстрекательство к расизму, терроризму и насилию или отрицание Холокоста и прославление зверств, совершенных нацистами, или на основании того, что она представляет собой оскорбление государственного должностного лица и диффамацию, среди прочих ограничений.

Несмотря на эти законодательные положения и разъяснения Верховного суда, осенью 2019 года британская компания Comparitech опубликовала отчет, в котором Израиль занял 11-е место в мире среди стран, правительства которых активно продвигают цензуру в интернете. В отчете говорится, что за последнее десятилетие израильское правительство направило более 5500 запросов технологическим гигантам на удаление контента.

В этом исследовании компания Comparitech сравнила количество запросов на удаление контента, полученных Google, Twitter, Facebook, Microsoft и Wikipedia от судов и правительств по всему миру. В то же время, согласно представленному отчету, Израиль занимает восьмое место между Германией и Россией по количеству запросов на удаление контента, направленных в Facebook в период с июля 2013 года по декабрь 2018 года.

Вышеупомянутое исследование было проведено вследствие массового распространения в конце 2018 года информации о существовании многочисленных финансируемых Тель-Авивом групп пользователей, целью которых является агитация израильских граждан в интернете, продвижение интересов израильских властей и блокировка информации, критикующей эти власти.

Так называемые «тролли» якобы провоцировали пользователей в комментариях, называя здравую критику властей «антисемитской» и распространяя дезинформацию. Считалось, что группа таких пользователей была организована и спонсировалась израильскими властями. Целью этих пользователей было размещение произраильского контента по всему интернету и удаление информации, «неблагоприятной» для израильских властей.

Предполагается, что существует 4 группы пользователей в зависимости от выполняемой ими задачи:

Группа контента отвечает за создание оригинального контента в новостном формате.

Группа мониторинга отвечает за «мониторинг интернета с целью предотвращения и удаления антисемитского контента из социальных сетей на различных языках».

Группа «Новые медиа» отвечает за каналы социальных медиа, включая аккаунты в Facebook на английском, французском и португальском языках, Twitter, каналы YouTube и т.д.

Группа Википедии «отвечает за написание новых статей Википедии, обновление текущей и актуальной информации, отслеживание и предотвращение публикации нежелательной информации».

По сообщениям израильских СМИ, высокопоставленные чиновники не отрицают, что израильские власти осуществляют подобную деятельность в Интернете.

С точки зрения регулирования онлайн-СМИ, стоит отметить, что с 2011 года блогер в Израиле может стать аккредитованным журналистом и получить документ под названием «карточка GPO» (Government Press Office). Карточка дает право блогеру получать информацию и разъяснения от официальных лиц, а также участвовать в мероприятиях, организуемых пресс-службой правительства Израиля. Таким образом, блогер де-факто, получивший эту карту, становится СМИ. Этот статус дает право участвовать в освещении в СМИ ключевых событий в Израиле, а также визитов иностранных высокопоставленных лиц в страну.

3.3 Законодательство Израиля в области защиты конфиденциальности граждан. Персональные данные

В Израиле защита частной жизни граждан, в том числе в Интернете, основана на принципе Основных законов, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, человеческое достоинство и свободу. Источниками регулирования являются Закон о конфиденциальности и судебные решения.

Закон о конфиденциальности вводит общие понятия израильского законодательства о конфиденциальности, такие как «персональные данные», «контроллер персональных данных», «безопасность данных», которые принципиально не отличаются от общей терминологии законодательства о защите данных, в частности, Общего положения о защите данных Европейского союза, и соответствуют принципам конфиденциальности, закрепленным в Основном законе Израиля.

Читайте также  Можно ли работать с РВП иностранным гражданам

Основной закон Израиля устанавливает следующие принципы конфиденциальности:

(a) Все люди имеют право на частную и интимную жизнь;

(b) Ни одно лицо не может входить в частное место без его согласия;

(c) Обыск частных помещений или личных вещей человека без достаточных оснований запрещен;

(d) Нельзя нарушать конфиденциальность разговора, включая письменный обмен информацией или обмен электронными сообщениями.

Однако защита конфиденциальности в Интернете в Израиле не является абсолютной. Раскрытие защищенной онлайн-информации может быть предписано судами в конкретных случаях, связанных с уголовными преступлениями, или когда это необходимо для сохранения или защиты жизни граждан, расследования или предотвращения преступлений в соответствии с положениями законов «О передаче данных» и «Об органах по предотвращению преступлений на веб-сайтах», описанных ранее в этой статье.

При рассмотрении вопроса о защите частной жизни в Интернете в израильском законодательстве важно также учитывать тот факт, что в израильской правовой системе действует принцип, согласно которому решения Верховного суда, касающиеся объема и применения защиты частной жизни в Интернете, являются обязательными для всех других судов и составляют неотъемлемую часть действующего законодательства.

Что касается защиты несовершеннолетних от преступлений в Интернете, в Израиле действуют следующие правила:

Закон о предотвращении сексуальных домогательств запрещает домогательства к несовершеннолетним гражданам с использованием компьютеров, компьютерных программ и предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет;

Уголовный кодекс Израиля предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет за публикацию или иную демонстрацию «непристойных» материалов с изображением несовершеннолетнего; за публикацию непристойной рекламы (в том числе в Интернете) с изображением несовершеннолетнего (включая использование программ для редактирования изображений) — пять лет лишения свободы; за использование тела несовершеннолетнего в указанных целях — семь лет лишения свободы; за совершение любого из перечисленных преступлений.

3.4 Законодательство Израиля в сфере защиты прав интеллектуальной собственности

В израильской правовой системе регулирование защиты прав интеллектуальной собственности основано на британском законодательстве. С момента создания государства Израиль в 1948 году право интеллектуальной собственности развивалось самостоятельно, путем принятия нового законодательства и внесения многочисленных поправок в указы, изданные в период британского мандата, а также накопления собственных прецедентов. Каждая из трех областей интеллектуальной собственности — патенты, авторские права и торговые марки — регулируется отдельным законодательством.

Патентные права в Израиле регулируются Патентным законом 1967 года, в который с 1995 года были внесены значительные изменения. Некоторые из них весьма значительны. Область авторского права в Израиле регулировалась двумя законами периода Британского мандата, принятыми в 1924 г. С тех пор технологические инновации привели к развитию совершенно новых технологий, и в эти законы постоянно вносились поправки. В настоящее время проводится масштабная реформа законодательства в этой области. Отношения в области товарных знаков в Израиле регулируются Постановлением о товарных знаках в редакции 1972 г. Постановление также распространяется на знаки обслуживания, знаки качества (сертификации) и коллективные товарные знаки. Знаки, которые не могут быть зарегистрированы, охраняются только в объеме, определенном Законом о коммерческих правонарушениях 1999 года, в то время как зарегистрированные знаки также охраняются в соответствии с Постановлением о торговых марках.

Нормативно-правовые акты в этой области включают Указ о торговых марках и Закон о защите оригинальных названий 1965 г. В 2005 г. был принят Закон об исследованиях и разработках, который разрешает передачу за рубеж ноу-хау, полученных в результате исследований, финансируемых государством. Это разрешение облегчило приход иностранных компаний в Израиль для создания разработок и возможность для глобальных корпораций поглощать израильские инновационные компании, но сделало Израиль еще более экспортно-ориентированной страной, так что большая часть разработок, созданных в Израиле, не остается в государстве.

Как указано в Части 1 настоящего представления, в 2018 году Израиль совместно с Королевством Великобритания на сессии Консультативного комитета по правоприменению Всемирной организации интеллектуальной собственности инициировал внедрение механизмов борьбы с нарушениями интеллектуальной собственности в Интернете. В представлении содержится обзор изменений в израильском законодательстве по регулированию авторского права. Целью поправок было обеспечение эффективных средств правовой защиты от нарушения авторских прав в онлайн-среде, при этом обеспечивая общедоступность информации и произведений культуры в Интернете, соблюдая защиту права на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнения.

Заключение

Правовая и институциональная модель регулирования Интернета в государстве Израиль представляет интерес с нескольких точек зрения.

Во-первых, в настоящее время нет единого мнения о том, принадлежит ли Израиль к семье права (его можно отнести к государству смешанного права), одной из причин этого является то, что государство было создано в 1948 году. Однако Израиль успешно внедрил опыт других государств в этот короткий по историческим меркам период, и его правовая система быстро совершенствовалась во второй половине двадцатого века, в основном за счет использования нормативных израильских судов.

Успешный опыт сочетания правовых систем Израиля и других стран, например, Великобритании, подкрепляется соответствующими примерами. В 2018 году на сессии Консультативного комитета по правоприменению Всемирной организации интеллектуальной собственности Израиль совместно с Великобританией выступил с инициативой по внедрению механизмов борьбы с нарушением прав ИС в Интернете.

Во-вторых, интерес представляет участие израильских граждан и компаний в интернете. Каждая пятая высокотехнологичная компания, зарегистрированная на NASDAQ в Нью-Йорке, является израильской или ранее израильской, а 80 израильских компаний, зарегистрированных в Нью-Йорке, принадлежат государству. На NASDAQ котируется больше израильских компаний, чем все европейские компании вместе взятые. Одним из значительных факторов популярности интернет-технологий в государстве и успеха Израиля на рынке информационных технологий стала израильская система образования, которая в значительной степени способствовала развитию технических и инженерных навыков и ИТ-специалистов, а также облегчила школьникам, а затем и студентам, проведение исследований и разработок.

В-третьих, хотя государственная модель регулирования интернета во многом схожа с европейской по характеру правовых норм, Израиль имеет ряд особенностей и нововведений. Прежде всего, стоит отметить, что с 2011 года блогер в Израиле может стать аккредитованным журналистом, и ему выдается документ под названием «карточка GPO» (Government Press Office). Карточка дает право блогеру получать информацию и разъяснения от официальных лиц, а также участвовать в мероприятиях, организуемых пресс-службой правительства Израиля. Таким образом, блогер де-факто, получивший эту карту, становится СМИ. Этот статус дает им право участвовать в освещении в СМИ крупных событий в Израиле, а также визитов иностранных высокопоставленных лиц в страну.

Интересно отметить практику применения нескольких законодательных актов в борьбе с интернет-преступностью. Закон о компьютерах позволяет следственным органам получать разрешение судебных или, в срочных и исключительных случаях, административных органов на получение данных, передаваемых при обмене информацией между гражданами через Интернет. С 2017 года в Израиле также принят Закон о полномочиях по предотвращению преступлений на веб-сайтах, согласно которому суды могут приказать интернет-провайдерам блокировать веб-сайты террористических групп, незаконных азартных онлайн-игр, услуг проституции и продажи наркотиков.

В то же время Израиль является одним из лидеров среди стран, правительства которых «активно продвигают цензуру в интернете» (согласно отчету, опубликованному осенью 2019 года британской компанией Comparitech). В отчете компании говорится, что за последнее десятилетие израильское правительство направило более 5500 запросов технологическим гигантам на удаление контента — значительное число, по данным Comparitech.

Все вышеперечисленное, а также исторические тенденции развития Израиля в области институционального и правового регулирования, отраженные, в частности, в регулировании интернета, указывают на успех страны в регулировании интернет-пространства. Особо следует отметить экономический успех Израиля в этой области, в котором значительную роль сыграло участие израильских граждан и организаций в деятельности по развитию Интернета.

 

Источник: malimar.ru

TRAVEL