Финляндия и Швеция устремились в НАТО

Почему и куда Финляндия и Швеция спешат вступить в НАТО. Именно почему и почему нет, что далеко не одно и то же.

Я думаю, что тот факт, что Стокгольм и Хельсинки подают заявки на вступление в НАТО, является очень, очень опасным симптомом. Я бы даже сказал, что это крайне опасный симптом того, в какой серьезной и опасной ситуации сейчас находится Россия. Я ни в коем случае не преувеличиваю.

Конечно, шведская и финская армии на самом деле ничего не изменят, они добавят кое-что к блоку НАТО, но это не самое худшее: финны присоединились, шведы присоединились к блоку НАТО, спасайтесь сами. Это, конечно, смешно. Даже если у них есть армия, а у Швеции серьезный ВПК, все это правда.

Размещение ударных вооружений НАТО на территории Швеции и Финляндии, на мой взгляд, тоже не так угрожающе. Да, время полета действительно будет чрезвычайно низким, особенно до Калининграда и Санкт-Петербурга, все это правда. Но все равно эти ракеты могут быть размещены в Прибалтике, это ничего не меняет в принципе. Будут ли они размещены под Хельсинки или под Таллином, так что для России ничего, по сути, не меняется, но почему это опасный симптом?

Именно потому, что сам факт выдвижения этих предложений показывает, что в правящих кругах Запада очень сильна вера в то, что им удастся сокрушить Россию, и сейчас не менее сильна вера в то, что российское наследие будет разделено. И, опять же, я не думаю, что преувеличиваю.

Но давайте разберемся по пунктам: почему Швеция и Финляндия сейчас спешат вступить в НАТО.

Официально их позиция хорошо известна. Россия проводит спецоперацию в Украине, мир находится под угрозой, сегодня Россия имеет дело с Украиной, завтра она будет иметь дело с Финляндией и Швецией. Поэтому, ради безопасности наших стран, давайте бросимся в этот блок и под ядерный зонтик США. И везде в представленных официальных документах говорится именно об этой безопасности, которую необходимо срочно сохранить.

Но, конечно, вы можете говорить, что хотите, но предполагать, что лидеры Финляндии и Швеции — совершенно неподходящие люди, на мой взгляд, неправильно. Совершенно очевидно, что России совсем не выгодно ухудшение отношений с Финляндией и Швецией. Что для России нет ничего более выгодного с военно-стратегической и экономической точек зрения, чем нейтралитет Швеции и Финляндии.

Швеция и Финляндия как страны, подчиненные России, — это нонсенс. Все это очевидно, именно на уровне очевидности. Лидеры этих стран не могут этого понять. Они что, дураки? — Извините, я не верю. Есть негодяи во главе государств и правительств, есть мошенники, есть плуты, есть всякие люди. Но дураков нет. Я не верю и никогда не верил в дураков на самом верху.

Кроме того, эти господа не должны не знать о тех преимуществах, которые Финляндия и Швеция имеют от своего нейтралитета, нейтралитета в противостоянии Запада с Россией. Финляндия сказочно разбогатела на этом нейтралитете в советское время.

Нейтралитет Швеции имел огромное экономическое значение, как в Первой, так и во Второй мировой войне она избежала всех тех разрушений, от которых пострадали остальные европейские страны. Итак, снова огромные преимущества нейтралитета, и вдруг они отказываются от него и вступают в блок НАТО.

Да, есть версия, что якобы США, разжав руки, заставили «слабый маленький мир» Швецию и Финляндию вступить в НАТО. Такая теория есть, она выражена.

При всей мощи Соединенных Штатов, если бы финны и шведы не захотели присоединиться, они могли бы затянуть процесс надолго, они могли бы сказать «яволь», подчиниться и повиноваться, мы будем делать все, что вы скажете в Вашингтоне.

И так далее, и так далее, но в то же время придумывать тысячу и одну причину, почему это должно быть сделано не сегодня и не завтра. Нам нужно провести референдум, нам нужно получить согласие всех сторон. Референдум в настоящее время невозможен по тем или иным причинам, результаты референдума не дают однозначного ответа. Так что места для игры на время всегда более чем достаточно, даже когда большая держава сжимает руки из-за меньшей державы.

Ни шведы, ни финны даже не пытались этого сделать. Они просто входят в ускоренный режим, и этот ускоренный режим они сами проповедуют везде и всюду. Поэтому у них есть очень серьезные причины для этого. Почему им необходимо срочно, именно срочно, не откладывая в долгий ящик, стать частью блока НАТО.

Еще раз подчеркну, что версию о том, что все они в ужасе от того, что русские танки завтра будут в Хельсинки и Стокгольме, давайте оставим в стороне. Это для умственно неполноценных. И чтобы понять, почему они туда рванули и для чего, давайте сначала вспомним, что такое нейтралитет, от которого они сейчас так дружно отказываются.

Вернее, они отказались от него немного раньше. Вот откуда взялся этот нейтралитет? От любви к миру, от какого-то пацифизма? Расчет на здравый смысл? Получили бы мы какую-нибудь выгоду, если бы были нейтральными? Что они и сделали.

Нет, абсолютно нет. Оба стали нейтральными по одной общей причине, у них была одна общая причина. И шведы, и финны получили от России так много, что не хотели получать больше. Они должны были поднимать руки и кричать: «Сэр, я больше не буду этого делать, только не бейте меня, я клянусь навеки — отныне и до конца света я нейтрален, я белый и пушистый». Я преувеличиваю? И снова нет.

Давайте вспомним, откуда Швеция взяла свой нейтралитет.

Швеция была одной из самых агрессивных держав в прошлом, и не просто агрессивной державой в прошлом, а державой, претендовавшей на лидерство в западном мире. Да, мы привыкли к тому, что шведы где-то там, что мы воевали с ними при Петре в Северной войне, но мы не очень хорошо знаем шведскую историю.

Читайте также  Как получить высшее образование в Австрии

Мы забываем, что шведы, по крайней мере с середины XVI века, пытались стать лидерами западного мира. Они строили великую Швецию, которая будет диктовать свою волю всей Европе. Они создавали государство, которое охватывало бы Балтику своими границами, так называемую кольцевую форму империи. Форма, которую использовали римляне в свое время, когда Римская империя располагалась на берегах Средиземного моря. Идеальная форма, как считают многие геополитики.

Учитывая, что в те времена не было ни авиации, ни железных дорог, такая форма просто обеспечивала наиболее эффективную систему связи между всеми концами государства. Он предусматривал немедленную переброску вооружений и войск в любую часть страны. Это обеспечило экономическую связь между всеми частями штата и, следовательно, экономическое процветание.

Так шведы XVI века последовательно, без отступлений, не жалея ни чужой, ни своей крови, завоевали Балтийское побережье. И они практически сделали это. Весь Скандинавский полуостров принадлежал им. Они поставили Данию на колени. Под их контроль перешли Померания, расположенная к северу от современной Германии, и Польша (к югу от Балтики). Не зря они принимали участие во всей Тридцатилетней войне.

Их самый известный король, Густавус Адольф, не потому, что ему действительно нравилось воевать, отправился в Европу, чтобы сражаться за «Три девятки». Это была война за то, чтобы Балтика стала внутренним шведским морем, а Швеция доминировала на всех побережьях. Сюда входили северные районы современной Германии. Померания (где сейчас находится Калининград). Кстати, они также получили в свои руки Прибалтику.

И это было тогда, когда у них почти все было в кармане, когда они даже пытались поставить под свой контроль Республику, или Восточную Европу. В это время, к несчастью шведов, вдруг, ниоткуда, появился москвич Петр I Великий. Своим топором он начал прорубать окно в Европу, а прорубив окно в Европу, он разрушил само государство, которое шведы создавали на берегах Балтики.

Именно Петр Великий пустил под откос усилия нескольких поколений шведских правителей и шведского народа. Он обесценил все их усилия, всю пролитую ими кровь и лишил их колоссальных дивидендов, на которые они надеялись.

И не случайно те же шведы после Северной войны в XVIII веке (опять же, почему-то мы думаем о Северной войне, а после нее шведы стали белыми и лощеными) дважды пытались взять реванш. Была попытка во время правления Елизаветы Петровны — была русско-шведская война, которая закончилась полным поражением Швеции.

Затем они попытались взять реванш при Екатерине Великой. Они воспользовались тем, что Россия была связана войнами с Турцией, с Османской империей, и снова была война, снова была атакована Швеция, и целью было воссоздать результаты Северной войны и далее.

Кстати, тогда у них были большие планы. Если посмотреть на условия, которые были поставлены Санкт-Петербургу, кстати, был такой интересный момент в наше время, как требование к Российской империи вернуть Крым Османской империи. Шведы требовали этого в конце XVIII века, но получили так, что этого оказалось недостаточно.

Тем не менее, они не были полностью обескуражены. Последняя война велась во время правления Александра I с 1808 по 1810 год, в результате которой Финляндия была уступлена шведам. Исход этой войны был обусловлен не тем, что русским нужна была Финляндия как часть Российской империи, а тем, что шведы вели длительные кампании против России на финской территории не только в XVIII-XVII веках, но и в XVI и XV веках.

Россия решила аннексировать Финляндию, чтобы максимально отделить себя от этого агрессивного соседа. Шведы получили такой урок, что позже сказали: «Нет, нет, нет, нет, хватит, мы теперь нейтральны, мы мирные люди».

Потом они даже придумали сказку о том, как они благодарны России. Я помню, что когда в 2009 году была годовщина Полтавской битвы, в шведской прессе и шведы, выступавшие на различных конференциях, говорили, как мы благодарны Петру Великому за поражение под Полтавой, потому что он лишил нас великодержавных инстинктов, которые заставляли другие народы воевать на протяжении Бог знает скольких веков. И мы, говорят они, с тех пор поняли, что главный вопрос — не война, а благо их народа.

Конечно, они наложили хорошее лицо на плохую игру, а наши либералы, которые повсюду транслируют эту шведскую сказку, сделали это с другой целью — объяснить нам, русским, как глупо выигрывать войны. Проиграйте войны, и тогда все будет хорошо.

Это касается Швеции, откуда они взяли свой нейтралитет.

Им потребовалось 100 лет, чтобы осознать ценность нейтралитета. Но они делали это долгое время, до начала 21 века, с 19 века до начала 21 века. 200 лет… мы хорошо учили их при Петре, Елизавете Петровне, Екатерине Великой и Александре I.

С финнами та же история. Финляндия обретает независимость и становится государством. Фактически финская государственность была установлена руками России в декабре 17 г. А что будет дальше? Сразу же начинается советско-финская война.

Финляндия представила все это как желание защититься от большевистского вторжения, спастись от этих ужасных варваров и так далее и тому подобное. Рассматривайте все это как часть гражданской войны, отсюда и обеление того же Маннергейма, который вовсе не был сепаратистом — он был слугой царя, отцом солдат, русским генералом, но против большевиков.

Это все хорошая красивая сказка, но мы также хорошо помним, как те же финны, которые воевали якобы против красных, а не против России, получили независимость от российского правительства (кстати, тоже красного), поэтому после взятия Выборга они расправились со всем русским населением. В их число входили белые царские офицеры, их семьи, жены и дети.

И они были безжалостно казнены этими антибольшевиками, и мы также помним, что этот рыцарь без страха и угрызений совести, герр Маннергейм, который, казалось бы, всегда был верен своей присяге царю и своей родине, затем произнес «Клятву меча» — что он не успокоится и не опустит меч, пока вся Карелия не станет финской.

Читайте также  50 интересных фактов о Германии

Так ли это? — Так и было. Это не сработало.

В то время, конечно, у России не было возможности научить новое государство, как себя вести. Решающей победы пока не было, но она была немного не давали успокоиться. Затем началась вторая советско-финская война, которую в историографии называют «Карельским восстанием».

То есть они не решились напасть на Россию напрямую, но спровоцировали восстание местного населения, и туда были направлены добровольцы для борьбы. Они говорят, что воюет не финская армия, а добровольцы, так же как они говорят, что воюют не против России, а против большевиков, а здесь добровольцы, которые пошли воевать за свободу Карелии. И снова нам это не удалось.

В 1939 году была предпринята третья попытка. Да, война началась после ультиматума России (Советского Союза), но это был вполне разумный ультиматум, который был направлен именно на безопасность России. Чтобы этот сосед, хотя и молодой, но очень буйный и проявляющий свои задатки, не смог напасть на Ленинград в ближайшие годы.

Война снова закончилась поражением Финляндии, но не настолько, чтобы они смогли все осознать. А потом была еще одна советско-финская война, как часть Второй мировой войны, как часть Великой Отечественной войны. Которую финны любят называть войной-продолжением. Там им надрали задницы. И в результате этой войны им пришлось объявить себя белыми и опуститься, объявить себя нейтральными навсегда, за что они заплатили сторицей.

Но еще раз подчеркну, что они оба стали нейтральными только потому, что не быть нейтральным для них было равносильно смерти. От того, что они получали удары, которые не могли выдержать. Страх обеспечивал их нейтралитет и ничего больше.

Не экономический расчет или что-то еще, просто страх, и именно поэтому, как только Советский Союз распался, они начали ерзать и двигаться туда и сюда. Страх начал улетучиваться. В любом случае, уже в начале 21 века ни Финляндия, ни Швеция не были нейтральными государствами. Даже де-юре они больше не могли считаться нейтральными государствами.

Швеция приняла участие в агрессии против Ливии. А вступление в ЕС означает присоединение ко всем оборонным программам ЕС. Раньше они были, только мы говорили, что Европейский Союз — это объединение, основанное исключительно на экономических и гуманитарных ценностях, на определенных европейских ценностях, пример для всего человечества.

Кстати, напомню еще одну очень интересную деталь, которая в геополитике заключается в том, что линии экспансии отдельных народов совершенно не меняются на протяжении веков. Это происходит из-за культурных доминант, которые не меняются.

Итак, в начале XXI века, если вы помните, была программа, но она все еще продолжается, этого самого миролюбивого Европейского Союза под названием «Восточное партнерство». Программа, целью которой было поставить Восточную Европу, а точнее бывшие союзные республики на западной границе Советского Союза, под контроль Европейского Союза. Это Беларусь, Украина, Молдова, Армения, Грузия и Азербайджан.

Восточное партнерство было создано для того, чтобы сделать эти республики подотчетными Европейскому Союзу. Кто был там главным полицейским? Да, Германия сыграла большую роль в качестве теневого менеджера. Сэм, однако, не вышел на первый план. Но два главных действующих лица в ВП играли в лапту: Польша и Швеция. Да, сама Швеция.

Швеция была самой активной во всех мероприятиях программ ЕС в Украине, которая, конечно, была так рада получить по зубам в Полтаве и с тех пор занималась исключительно своей экономикой.

Однако при первой же возможности шведы вновь оказались на Украине и снова вступили в сотрудничество с украинскими самостийниками против России, как это было при короле XII. И чтобы не было никаких сомнений в том, что они не были нейтральными в течение первого года, позвольте мне напомнить вам об Объединенном экспедиционном корпусе, созданном Великобританией.

Это за пределами НАТО. Это британский корпус, это их глобальная инициатива, это их политическая игра. Но в этот корпус входят также Швеция и Финляндия. Балтийские страны там, Дания там, вся северная группировка там.

Они уже много лет проводят военные учения, у них все это есть. Более того, как только встал вопрос об ускоренном вступлении Швеции и Финляндии в НАТО, министр иностранных дел Германии сказал:

«Но это не проблема, это чисто формальная процедура, потому что на самом деле и шведы, и финны уже в блоке НАТО, мы давно очень тесно сотрудничаем с ними в военной сфере.

Другими словами, я назвал их по имени — почему они там появились. Они появились там, потому что потеряли страх после распада Советского Союза. Они осознали, что для них больше нет угрозы, кстати, это связано с тем, что они теперь боятся угроз.

Именно отсутствие страха перед лицом угрозы с Востока заставило их перестать быть нейтральными.

Но тогда возникает вопрос, почему они вдруг побежали формально становиться членом НАТО, когда они уже не были нейтральными. Все это прекрасно понимали. Если они уже де-факто включены в структуру НАТО, то все это прекрасно знают.

Если, опять же, российские танки не приближаются ни к Хельсинки, ни к Стокгольму, то, кстати, если бы такая угроза существовала, они везде и на каждом шагу пропагандировали свой нейтралитет. Так почему они бегут сейчас, чего они хотят добиться?

Не Вашингтон, а они. Они пошли туда, потому что поняли, что настал час, когда Россия скоро перестанет существовать. Они искренне верили, что это противостояние, которое они иногда еще пытаются представить как спецоперацию на Украине, хотя всего два дня назад Лавров с абсолютной точностью говорил, что Запад ведет против нас тотальную гибридную войну.

Читайте также  Какие деньги в Германии

А тотальная война, хотя и гибридная, — это война на уничтожение. Итак, в Хельсинки и Стокгольме они четко решили, что раз весь Запад, этот колоссальный гигант, начал тотальную гибридную войну против России, то у России нет шансов выстоять.

И если у России нет шансов выстоять, значит, пришло время реванша. Пришло время свести старые счеты, наконец-то расквитаться за все те, шведы имели столетия, а финны — десятилетия нейтралитета. Вынужденные улыбки, вынужденная дружба, вынужденное сотрудничество.

Потому что они поняли, что если они не сделают этого сейчас, то завтра, когда Запад раздавит Россию, они ничего не добьются.

Им скажут: ну да, вы действительно сотрудничали с нами, де-факто вы интегрированы в структуру НАТО, но де-юре вы не участвовали в этой тотальной гибридной войне против России. С какой стати вы что-то должны? Вы ни в чем не виноваты.

Ответ — почему: они почувствовали себя падальщиками, они решили, что мы все, что русский медведь будет расчленен, и кто-то должен что-то получить.

В Финляндии помнят о «клятве меча», которую дал Маннергейм, их национальный герой, и в своей структуре они уже мечтают о Карелии. Конечно, это интереснее, чем со Швецией, учитывая, что их реванш в целом означает отсутствие Финляндии как государства, и не только Финляндии, но и стран Балтии, передачу прав собственности на южное балтийское побережье и так далее и тому подобное.

Конечно, теперь они не будут настаивать на этом. Самым важным для них сейчас было бы договориться с русскими. Это, кстати, еще раз показывает, какую роль в политике играют эмоции и чувства.

У шведов не так много шансов получить что-то материальное, но у финнов они есть. Но они хотели бы принять участие в дележе русского медведя, они мечтали об этом два века, и теперь не хотят упускать такую возможность. Вот почему они так торопятся, вот почему они просят ускорить процедуру, поэтому я не сомневаюсь, что они выполнят все требования Турции, которая также очень хорошо понимает, что движет этими маленькими северными городами, и предъявляет такие требования к их принятию, что блок НАТО мало что почувствует.

Но они выполнят, по крайней мере, свою часть того, что турки требуют от шведов и финнов. Самое главное для них сейчас — это объединиться с Москвой, с Россией. Они должны избавиться от всех комплексов, которые у них есть.

Вот что мы должны понять. Основным источником их действий являются Финляндия и Швеция. Вот почему я считаю, что их ускоренное заявление о вступлении в НАТО — это очень опасный симптом.

Здесь не говорится, что мы слабы. Это говорит о том, как они видят перспективу. И это говорит о том, что у них нет сомнений в том, что они ведут против нас войну на уничтожение.

Они хорошо знают намерения своих старших государственных деятелей, которых они попросили войти в блок, что речь идет не о компромиссе, пусть даже самом невыгодном для России, а о ликвидации России.

Это не значит, что они добьются успеха, но я повторяю, что этот шаг дипломатии из Стокгольма и Хельсинки очень четко показывает, что целью Запада является уничтожение России в прямом, физическом смысле этого слова. И уверенность, по крайней мере, части Запада, а возможно, и большинства, в том, что им удастся это провернуть. И это действительно опасно. Это несоизмеримо опаснее, чем развертывание любых ударных систем на территории Финляндии.

Противник, который хочет уничтожить вас и при этом переоценивает свои силы, вдвойне опасен. Потому что он может сделать неадекватное движение. И такие вещи случались в нашей истории. Поэтому к нему следует относиться серьезно.

Но что делать конкретно? Конкретно делать только одно — довести специальную военную операцию до победы и не суетиться сейчас по поводу членства в НАТО Швеции и Финляндии.

Так как один предлагает уже развернуть что-то и т.д., зачем распределять силы. Операция в Украине будет доведена до логического завершения. У многих лидеров великих держав, действительно великих держав Запада, прояснится сознание.

И они поймут, что «он может есть, но кто даст ему».  Конечно, полное уничтожение России было бы желательным, но судя по тому, что она смогла провести эту операцию, лучше не рисковать. Лучше договориться о некоторых условиях.

Но то, что господа из Хельсинки и Стокгольма ничего не получат, плюс то, что я имею в виду, — это их проблема. И то, что они получают слишком много в долгосрочной перспективе, тоже их проблема. И нет никаких сомнений в том, что они получат многое на понижение.

Такое желание поквитаться с Россией, как показывает исторический опыт, не напрасно.

И последнее, что можно сказать на эту тему. Дело в том, что его легко предать, легко провозгласить новый образ мышления, новый мир. 20-й век не похож на 19-й. 21-й век не похож на 20-й. Нельзя вступать в 21 век с империей. Вы помните все это?

То, что делалось веками, великими государственными деятелями России, было опрокинуто за короткое время Горбачевым и Ельциным. И сейчас мы должны восстановить все это и обеспечить тот страх, который обеспечивал безопасность нашего государства.

Страх, которого достигли Петр Великий, Елизавета Петровна, Екатерина Великая, Александр I и Сталин, этот страх вернулся к нашим соседям. Что делать? За предательство Горбачева и Ельцина теперь придется работать нашему поколению, и да, мы могли бы использовать то, что сделали наши предки, но мы сами пустили это на песок.

Это хороший урок — никогда больше не совершать ничего подобного. И поймите, что сегодняшние истории — это не вчерашние, их рассказывают либо дураки, либо враги.

Источник: malimar.ru

TRAVEL